Онлайн

Елена Костина: Я хорошо знаю Восток

Елена Костина о "Неравном браке", полетах во снах и раннем материнстве.

11:22, 16 апреля 2013
Елена Костина о "Неравном браке", полетах во снах и раннем материнстве.

- Вас быстро утвердили на роль Лейлы?

— Практически сразу — я раньше уже работала с создателями "Неравного брака". Меня же персонаж захватил с первых страниц сценария. Мне, православной, необычайно интересно сыграть мусульманку, да еще и с такой сложной судьбой. Ведь Лейла любит Султана, но не может родить ему наследника. А он приводит домой вторую молодую жену. И она еще должна принять соперницу, помочь ей...

— Вы читали какие-либо книги, чтобы понять психологию мусульманской женщины?

— Знаете, в силу своей внешности я столько снималась на Востоке, работала в Бейруте, Сирии и прочих мусульманских странах. Я хорошо знаю Восток, эту культуру, осталось только пропустить через себя. Не зря же я заканчивала Школу-студию МХАТ.

МОЩНЫЙ ДЕБЮТ

- Елена, в 17 лет вы дебютировали в фильме "Полеты во сне и наяву". Как вы попали в эту картину?

— Я училась в 10-м классе, моя крестная — народная артистка России Людмила Иванова — снималась там. Роман Балаян сказал: "Беда! Нам нужна девушка, чтобы она была юная, чистая, но уже сексапильная". И крестная сказала: "Иди сама на кастинг. Если пройдешь — я потом помогу тебе с поступлением. Если не пройдешь — в актерстве тебе делать нечего". Я пошла в гостиницу на пробы. Жутко нервничала, дрожала. Там была съемочная бригада, а я все ждала большого и важного режиссера. Тут заходит такой армянин, в расстегнутой рубашке, с крестом на груди, в брюках клеш — это был Роман Балаян. Потом были какие-то пробы, я подошла. Но Балаян сказал, что последнее слово будет за Олегом Янковским, чтобы я ждала телеграмму.

- Дождались?

— Да, было написано, что я должна быть такого-то числа во Владимире на съемках фильма, что я просто обязана быть, так как со мной в съемках участвует какая-то третья рота танковой дивизии, еще несколько полков... так написали, чтобы меня без проблем отпустили из школы и помогли достать билет. После ночи в плацкарте с солдатами я, домашний ребенок, оказалась на пустом вокзале — никто меня не встретил. Делать нечего — поехала в единственную гостиницу города: портье говорит, чтобы я ехала на 11-й этаж. Нажимаю кнопку лифта, еду, двери открываются, стоит Янковский. У меня сердце упало! Ведь все девчонки, конечно же, были в него влюблены. Потом Олег сказал, что ему надо ехать на съемки, и на день разместил меня в своем номере. Вообще, меня очень тепло все встретили, спасибо всей съемочной группе. Я притащила на съемки 25 учебников, которые никогда не открывала. Но Янковский говорил моей маме: "Я за Леной слежу, каждый день проверяю у нее уроки".

- А как сложились ваши отношения с Людмилой Гурченко?

— Я всегда старалась опускать эту тему, тем более сейчас. Когда ее уже нет... Людмила Марковна — гениальная актриса. На площадке она добивалась результата любой ценой, даже если ей надо было кого-нибудь оскорбить, унизить, обидеть. Она была строга со всеми, и в первую очередь со мной.

- Не думаете, что такая позиция связана с персонажами фильма? Вы — любовница главного героя, Гурченко играет влюбленную в него коллегу?

— Я думаю, это жизненный опыт. Гурченко столько прошла тяжелого, после оглушающей славы долгое время быть без работы, понимать, что такое актерский труд. Я такая наивная, 17-летняя, летала в облаках, собиралась поступать, а она в жесткой форме говорила: "Ты вообще понимаешь, что тебя ждет? Какими данными нужно обладать?.." Конечно, в отношении Людмилы Марковны была еще и ревность к моей молодости.

ПОЗДНИЙ РЕБЕНОК

- После были еще фильмы, но настал момент, когда вы не снимались.

— После окончания института было невероятное количество картин, что-то около 35-ти. Потом режиссеры, которые меня знали, — ушли. Я занялась бизнесом. Вы представляете себе, какой бизнес был в 1990-е... Дела шли довольно успешно — построила дачу, купила машину. А после пошла в театр, нарабатывать мастерство.

- У вас есть сын Паша, после рождения которого вы расстались с мужем. Любовная лодка разбилась о быт?

— Мы 12 лет прожили вместе в гражданском браке. Потом, когда я решилась рожать, оказалось, что все не так просто, нужно трудиться, нужны операции. Я в 42 года родила ребенка. И тут чтo-то случилось. Видимо, ревность, и уже не мог смириться с тем, что он теперь не единственный. Расставание стало тяжелой травмой... Но сейчас мы общаемся, как бы то ни было — у сына должен быть отец.

Автор: Лариса Сахарова

Издание: Телегид

Новости партнеров

Загрузка...
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь