Онлайн

Александр Скичко: Жить надо на сто процентов, но с умом

Ведущий программы «Зiрковий шлях» Александр Скичко всегда нарасхват. Но сейчас у него особенный период — подготовка к Евровидению-2017. «Теленеделя» узнала, как она проходит, а заодно — некоторые подробности из его личной жизни.

12:25, 27 апреля 2017

Ведущий программы «Зiрковий шлях» Александр Скичко всегда нарасхват. Но сейчас у него особенный период — подготовка к Евровидению-2017. «Теленеделя» узнала, как она проходит, а заодно — некоторые подробности из личной жизни ведущего.

Тортик, который любят все

Саша, вести Евровидение кого попало не приглашают. Вы были на каких-нибудь пробах?

— Насколько я понимаю, организаторы учитывали два критерия: умение работать в прямом эфире и знание английского языка. Я понятия не имел, что мою кандидатуру рассматривают на эту роль. Вообще, думал, что надо подавать какую-то заявку. И тут вдруг звонок: «Так и так, запишите небольшое видео на английском, чтобы мы понимали ваш уровень владения языком». Сделал, отправил и погрузился в процесс ожидания, который длился почти две недели. После этого меня пригласили на собеседование. Оно оказалось достаточно странным. В смысле проходило в очень интересном формате. Проводил его шоу-продюсер Евровидения Стюарт Барлоу, а у иностранцев же совершенно другой менталитет… У нас на собеседовании обычно просят: «Расскажите о себе. Какой у вас был самый сложный проект? Чего ожидаете от этого?». Тут же задавали такие каверзные вопросы, которые выводили из зоны комфорта и требовали молниеносной реакции. Например: «Если бы вы были едой, то какой именно?». Или: «Вы собака или кот?». Ну что на это сказать? Понятно же, что человек, обдумывая ответ, пытается угадать, чего от него ждут, как будет правильно. А тут все рассчитано исключительно на умение импровизировать, способность мгновенно собираться в стрессовой ситуации.

И какая же вы еда?

— Я ответил, что с удовольствием стал бы тортиком: он несет в себе только позитивные эмоции, всегда есть на праздниках, и вообще — сладкое любят практически все (улыбается).

После этого вам сразу сказали: «Все! Берем»?

— Не-е-ет! «Спасибо. До свидания». Снова ожидание. Это самое страшное время. Исправить уже ничего нельзя, поэтому остается только думать, где можно было по-другому ответить, где — смешнее пошутить. И потом: почему, собственно, тортик? Может, лучше быть солью — она нужна всем… Вот так, в сомнениях, я провел ближайшие полтора месяца, пока не сообщили, что меня выбрали.

В чем заключается подготовка к Евровидению?

— Самый сложный период наступит чуть позже, когда начнутся репетиции, работа с камерами и подсказчиками. 90% того, что будет в эфире, прописано в сценарии. В проекте, где свыше 40 участников и который транслируется больше чем на 40 государств, все должно быть максимально продумано. Если кто-то вдруг выбился на 1 минуту из тайминга, ее надо как-то компенсировать. Импровизация связана в основном с голосованием, потому что мы не знаем, какие страны как выступят. Плюс могут быть непредвиденные ситуации — например, задерживается участник.

Ну, вам-то не привыкать импровизировать.

— Да. Но это мой первый эфир на английском, что-то абсолютно для меня новое. Поэтому сейчас усиленно занимаюсь языком, чтобы не думать о том, как сказать ту или иную фразу. Хожу на курсы — в некотором роде вернулся в школу: мне дают домашние задания, проверяют, как выполнил, и могут наказывать (смеется). Читаю книги на английском, смотрю фильмы. Даже со своей девушкой общаюсь по-английски. Мы поссориться нормально не можем, потому что не знаем, как это «живописно» сделать на другом языке. В общем, сейчас очень много работы —интервью, съемки промороликов… Чтобы все успеть и ничего не забыть, я даже взял себе личного ассистента.

Мне денег не надо — работу давайте!

Откуда у вас такой уровень английского, который устроил организаторов Евровидения?

— Родители как будто знали, что он мне пригодится. Фразу о том, что это язык будущего и без него никуда, я слышал с детства. Поэтому пошел в школу с углубленным изучением английского, в университете — на факультете международной экономики. И даже ездил летом в Англию на курсы по обмену студентами.

В своих интервью говорите, что ваши родители — «небедные люди». Чем они занимаются?

— Мама уже на пенсии, а до этого преподавала в медицинском колледже. Папа всю жизнь работал в банке и достаточно долго был там директором. Я специально употребляю формулировку «небедные», а не «богатые». В этих словах есть принципиальная разница. Со словом «богатые» ассоциируется другое — «мажоры». А это не про меня. В детстве всегда мечтал о новых игрушках, о LEGO, поехать на отдых. Но игрушек было немного, отдыхали нечасто. Хотя родители могли себе это позволить.

Значит, работать в 15 лет вы начали, чтобы получить возможность покупать то, что пожелаете?

— Прежде всего, эта работа была в удовольствие. Ну и иметь свои деньги хотелось — чего уж там… Как сейчас помню, вел в областной филармонии мероприятие — День сельского работника, и мой гонорар составил 50 грн. Тогда это казалась баснословная сумма — можно было несколько раз в ресторане поесть. Или купить машину на радиоуправлении, что я благополучно и сделал (смеется).

—  Как вы попали на музыкальный канал O-TV?

— Благодаря папе. Он узнал, что проводится кастинг на ведущего детской программы. Мы поехали в Киев, я попробовался и получил работу. Потом каждую неделю ездил из Черкасс на съемки. Но это чепуха по сравнению с тем, что в 20 лет мне пришлось с такой же периодичностью летать в Москву, где вел проект на Муз-ТВ. Вся моя зарплата уходила на перелеты, поэтому работал, по сути, бесплатно — на перспективу.

Вы участвовали во 2-м сезоне талант-шоу «Україна має талант». Какое умение демонстрировали?

— Показывал пародии на знаменитостей. Но феерично вылетел в первом эфире (улыбается). На отборочном туре выступил хорошо: три «да» от жюри, зал аплодировал стоя… Все вокруг говорили, что это что-то уникальное, и я, естественно, поверил в свои силы. А в прямом эфире вышло не то, на что рассчитывал. Я не учел маленький нюанс: предыдущий номер был отлично смонтирован и получился динамичным. Когда же выступал вживую, возникло много затяжных моментов, и очень качественная пародия просто «не прозвучала» — было несмешно.

Сильно переживали свой провал?

— Да. Мы стояли на сцене, ведущие должны были объявить двоих полуфиналистов. Когда назвали первого, очень удивился, почему не я. После второго имени решил, что это какая-то ошибка — может, сейчас озвучивают кандидатов на вылет? Увы…

Пытка утренним эфиром

Если вы с детства так стремились на сцену, хотели быть публичным человеком, почему выбрали себе настолько нетворческую специальность — экономическую?

— Всю жизнь я занимался творчеством: играл на музыкальных инструментах, выступал в школьном театре, пел и учебе много времени не уделял. Но мне казалось, что у нас уже столько артистов, что стать знаменитостью не смогу. Значит, нужна какая-то обстоятельная, стабильная профессия. Какая? Конечно же, экономист — так папа считал (улыбается). Когда поступал в университет, даже в мыслях не было, что делаю что-то неправильно.

Спустя пять лет, не пожалели, что столько времени потеряли зря?

— Так я ничего и не потерял, потому что особо не напрягался. Старательно учился только год перед поступлением, когда готовился с репетиторами. Мне внушили мысль, что если не справлюсь — все, жизнь пропала! В общем, так испугался, что тесты сдал с отличными результатами, и меня приняли на бюджет. Ну и на первом курсе еще старался. Папа сказал: «Сынок, твои танцульки и ведение мероприятий — это, конечно, хорошо, но будешь ими заниматься потом, если время найдешь. А сейчас берись за науку, чтобы стипендию не сняли и не выгнали». В общем, у меня была мотивация (улыбается). Но после первого экзамена сильно разочаровался: не мог понять, зачем учил все эти билеты по философии, если остальные просто списали. Со временем разобрался, как сделать так, чтобы особо не напрягаться, но получать нормальные оценки. А на третьем курсе уже работал на утреннем шоу в прямом эфире, и мне было совсем не до учебы.

Вставать в 4 утра — жуткая пытка для 20-летнего парня…

— Было очень тяжело! Но она и не закончилась! Последние два года работаю на радио и тоже в утреннем эфире. Утро меня преследует (улыбается). Поначалу отсыпался после работы, пока не понял: так я ничего не буду успевать. Поэтому научился спать по 5 часов и нормально себя чувствую.

Пошлые конкурсы не по моей части

Мы встречаемся в отеле Fairmont, который принадлежит вашей любимой девушке — Елизавете Юрушевой. Помогаете ей управлять этим большим хозяйством?

— Исключительно советами: как организовать мероприятие, кого из артистов пригласить. Вплоть до того, вкусные или невкусные блюда подают в ресторане — некоторые из них немножко потом совершенствовали.

Сами ведете мероприятия, которые здесь проходят?

— Часто совпадает, что для вечеринок, где я работаю, клиенты выбирают именно зал отеля Fairmont. Но такое бывало и раньше, до нашего с Лизой знакомства.

Что вам приносит больший доход — работа на телеканале «Украина» и на радио NRJ или корпоративы?

— Очень конкретный вопрос (смеется). Три работы позволяют обезопасить себя: если одна «хромает», остальные две обеспечивают финансовую независимость. Это то, что я выучил в университете, — «диверсификация» называется. Но, отвечая на ваш опрос, — раз на раз не приходится.

Деньги не пахнут. У вас есть критерии выбора мероприятий, которые предлагают вести?

— Когда ко мне обращаются заказчики, стараюсь понять, что за люди и что им нужно. Пару раз бывало такое, что «нужного» дать не мог. Например, проводить какие-то пошлые конкурсы. Вроде этого: на ремень мужчине привязывается пакет чая, а он, опираясь руками на стол и двигая тазом, должен заварить в чашке напиток. Есть люди, которым подобное нравится. И это не тот случай, когда они таким образом стараются пошутить. Нет, им вообще больше ничего не надо —ни мои шутки, ни импровизация. Мой юмор с ними не совместим. Поэтому могу посоветовать кого-то другого, чтобы их мероприятие прошло так, как они хотят.

А если просто неприятен человек, для которого все организовывается?

— Иногда я узнаю о том, кто заказчик, уже на самой вечеринке — меня ведь приглашает не лично он, а агентство. Но даже если этот человек мне не импонирует, выкладываться буду на сто процентов. Потому что мероприятие проводится не персонально для него, а для гостей.

Бывали ситуации, когда реакция окружающих вводила вас в ступор?

— О, да! Как-то пародировал Павла Зиброва. У меня были парик, усы, я пел песню… И вот в разгар вечеринки, когда все гости уже в очень веселом настроение, ко мне вдруг подбегает женщина с криком: «Паша!» — и целует в губы. Понимаю, что на самом деле целует она не меня, а Зиброва. Что делать? Оттолкнуть нельзя — я же артист, в любом случае должен вести себя корректно. Так что оторвал даму от себя, красноречивым жестом вытер губы и голосом Зиброва сказал: «Дякую!».

В кино не приглашали сниматься?

— Было несколько эпизодических ролей в сериалах. Одна из них очень странная — сельского парня, который вернулся из армии и мстил другу. Это было полное несовпадение с характером персонажа. Тем не менее, сам процесс понравился. Я с большим удовольствием снялся бы в комедии! Хотя если бы предложили что-нибудь в стилистике Джеймса Бонда, тоже не отказался. Это не смешно, зато красиво.

Все по максимуму

Я смотрю на ваш телефон…

— Вы о разбитом экране? Нет, я так обычно не хожу! (Смеется.) Это свежие трещины — сегодня уронил. Сейчас поеду менять. Я во всем перфекционист, стараюсь обращать внимание на детали, потому что из них складывается общая картина. Люди, которые это понимают, как правило, очень успешны.

Кстати, об успехе. Мужчина испытывает дискомфорт, если у избранницы доход выше. Вам пришлось больше трудиться, когда начались отношения с Лизой?

— У меня есть девиз: надо брать по максимуму! От всего: от жизни, от работы. Так всегда и делал. Лизы может стимулировать только своими желаниями — у нее есть определенная планка, которой я должен соответствовать. Основные семейные расходы — на отдых, поездки, быт — лежат на мне. Свои деньги Лиза тратит на себя. У нее есть страсть — шопинг, который я, кстати, не люблю — даже сам процесс. Так что дискомфортно себя не чувствую. Вот если женщина начинает содержать мужчину — да, это неприятно.

Помнится, с годик назад вы выложили в Сети фото из отремонтированной квартиры, на котором была импровизированная кровать из картонных коробок с вещами. А потом рассказали в интервью, что живете вместе с Лизой. Интересно, на чьей территории?

— Поначалу на моей. Но, если помните, к фото той самой кровати прилагалась история о бригаде строителей, которые сделали в этой квартире некачественный ремонт. Со временем их недоработки проявились еще сильнее: зимой было очень холодно, к тому же обнаружились глобальные проблемы с электропроводкой и сантехникой. Я понял, что все переделывать будет себе дороже, и продал квартиру. Новую купил в строящемся доме, поэтому в данный момент мы живем на территории Лизы.

Вы любите путешествовать. Правда, что каждые выходные, если не заняты работой, куда-то уезжаете или улетаете?

— Стараюсь.

Когда мы договаривались об интервью, сказали, что на уик-энд вас не будет в городе. Тоже куда-то махнули?

— Совмещал работу с отдыхом. У меня было мероприятие в Полтаве. А поскольку сейчас хорошая погода, решил ехать туда не один — взял и семью, и друзей. Прекрасно провели там время в загородном комплексе. Замечательное место в лесу! Когда мы туда приехали, поначалу показалось, что что-то не так. А «не так» — потому что нет шума. Привыкнув к этому, услышали пение птиц. Я думал, они остались только в Красной книге. Этих двух дней мне хватило, чтобы переключиться и отдохнуть.

Судя по Instagram, Арабские Эмираты вам нравятся больше…

— Это зимний вариант отдыха. Но я люблю не только тепло. Уже лет семь катаюсь на лыжах. В этом году, кстати, было три замечательных дня в Буковели, где тоже совмещал работу и отдых. Хотя, честно говоря, в Австрии лучше — там безопаснее и всегда много снега.

Но получить травму есть риск всегда. В контракте ведущего Евровидения, кстати, имеются какие-то ограничения на этот счет?

— Нет. А по поводу опасности — так она везде есть: и в горах, и на пляже. Получается, кругом одни ограничения, а значит, нужно отказаться от многих удовольствий. Я же считаю, что жить надо на сто процентов, только делать это с умом.

Новости партнеров

Загрузка...
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь